21.12.2019

Красноармеец из Сталинской дачи.

На первый взгляд очень странное название для заголовка. Вроде как никакой дачи Сталина в нашем городе никогда не было, и как мог красноармеец проживать на даче вождя мирового пролетариата? Сотрудник охраны, садовник? Но не будем гадать и забегать вперед. Все по порядку.

Ежегодно, в день Победы 9 мая, на митинге в микрорайоне Текстильщик зачитывается список павших во время Великой Отечественной войны земляков. В этом списке присутствует и красноармеец Пруссов Иван Игнатьевич. Попробуем узнать о нем подробней. Первое, что удалось выяснить – это его настоящая фамилия: Прусов. Родился Иван Игнатьевич в 1914 году в дер. Сидоровка Переяславского р-на Киевской области. На войну был призван, как и большинство наших земляков, Мытищинским РВК. Служил в 1 гвардейской стрелковой бригаде. Был убит 20 января 1942 года. Похоронен Иван Игнатьевич, как это сказано в одном из документов, в Московской области, Шаховском районе около деревни Спас-Вилки. В другом документе говорится, что он был перезахоронен в братскую могилу в Шаховском районе,  поселение Серединское. Перезахоронения, как во время войны, так и после, было обычной практикой, так как в отдельном районе могло находиться много отдельных захоронений, и спустя время, погибшие перезахоранивались в общую братскую могилу, где создавались мемориалы. Одно из тысяч таких мемориальных захоронений находится сейчас и в Серединском. Посмотрим его паспорт:

Номер захоронения в ВМЦ 50-915/2014

Место захоронения Шаховской р-н, поселение Серединское

Дата создания современного места захоронения __.__.1942

Дата последнего захоронения __.__.1942

Вид захоронения мемориальное захоронение

Состояние захоронения удовлетворительное

Количество могил 1

Захоронено всего 319

Захоронено известных 319

Захоронено неизвестных 0

Кто шефствует над захоронением МП Серединское, МКУ ФСПЦ “Запад”

Откуда производились перезахоронения Гол. Рамешки, д. Б. Крутое, д. Гол. Рамешки, д. Косилово, д. Крутое, д. М. Крутое, д. Н. Рамешки, д. Рамешки, д. Спас-Вилки (откуда и был перезахоронен наш земляк – В.К.), д. Старые Рамешки

Итак: из 319 захороненных известны все, а под номером 314 значится красноармеец Прусов.

Слово генералу-полковнику Л.М. Сандалову, нач.штаба освобождавшей Шаховской район 20-й армии:

«Указания относительно освобождения п. Шаховская и с. Середа давал лично командующий Западным фронтом Г.К. Жуков. Поводом личного внимания и вмешательства в ход армейской операции 20-й армии по освобождению Шаховской и Середы со стороны Г.К. Жукова послужила сильная укрепленность позиций гитлеровцев в Шаховской, Середе и других населенных пунктах Шаховского района и ожесточенные бои по преодолению сопротивления противника, несмотря на то, что армия впервые наступала не по всему фронту (как это было при освобождении Истры и Волоколамска), а в узком 20-километровом участке прорыва.»

Вот какие цифры приводятся на сайте Шаховского района:

«Самые страшные раны Шаховской земле нанесла Великая Отечественная война.

Оккупация района фашистскими войсками продолжалась 105 дней – с 12 октября 1941 года по 24 января 1942 года. Ущерб хозяйству района составил почти 76 млн. рублей в довоенных ценах. Фашисты расстреляли и замучили 127 мирных жителей, 2370 шаховчан угнали на работу в Германию.

На Шаховской земле остались лежать в 35 братских могилах 6237 воинов 20 – й, 1 – й и 5 -й Ударных армий, освобождавших район от фашистской оккупации. 5 мая 2000 года на юго – западной окраине района, в урочище Новоалександровское, был открыт мемориал памяти погибшим воинам в Московской битве. Здесь проходят Вахты памяти, за эти годы перезахоронено более тысячи останков-воинов, погибших в кровопролитных боях под Москвой.»

 

Вроде бы на этом поиски информации о красноармейце Прусове можно было закончить. Место захоронения мы знаем, осталось только исправить фамилию в списке поселка Текстильщик. Тем более, что его смерть подтверждена документально в донесении о безвозвратных потерях 1 гвардейской стрелковой бригады, а его жене в июне 1942 года была выслана похоронка:

Но, как оказалось, поиски эти только начались, и вопросы остаются. В боях на Шаховской земле боец остался жив.

При работе над Книгой Памяти мне пришлось ознакомиться с массой документов, на основании которых операторы ОБД «Мемориал» делают свои заключения по определенной форме. В графе «причина выбытия» указывается: пропал без вести (таких записей большинство), убит, умер (когда говорится об умершем в госпитале), в редких случаях – осужден, и в крайних – ВМН (высшая мера наказания). В данном случае в этой графе стоит – жив. Почему так получилось?  Это объяснила жена Ивана Игнатьевича Анна Дмитриевна Матвеева в своих заявлениях в Мытищинский РВК, где она сообщает о том, что ее муж 20 января 1942 г. был ранен (а мы считали что он убит, и даже видели его имя в паспорте мемориального захоронения), лечился в госпитале, и даже после этого до 3 марта находился дома в Куракино. Где он находится сейчас, она не знает и писем не получает.

Одно из двух объяснений: или произошла ошибка при захоронении бойца (а такие случаи бывали, и мы уже говорили о них – вспомним статью «Наблюдатель»), или жена не могла окончательно поверить в его смерть и всячески пыталась представить его живым. Не берусь о том судить, могу только привести еще один документ.

Это извещение из Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии Мытищинскому РВК. Пришло оно уже через полгода после заявлений Анны Дмитриевны. И в нем сказано о том, что ее муж действительно был убит 20 января 1942 года в бою за Социалистическую Родину. Как я уже говорил, вопросы остались: действительно ли боец погиб, или после ранения продолжил воевать, и если второе, то вернулся ли он Великой Отечественной? Знает ли кто-либо о его дальнейшей судьбе? Должно ли его имя быть увековечено на мемориале Славы?

Пока же из извещения можно понять почему в списке поселка Текстильщик ошибочно появилась фамилия Пруссов. И обратим внимание на адрес бойца: ст. Болшево, фабрика «Передовая Текстильщица», Сталинская дача № 11. Загадку с этой дачей мне помог решить историк и краевед Щипин В.И. Оказалось, что это известная нам Белая дача. Вот она:

«Белая дача»  имение купцов Сапожниковы и Алексеевых. Источник: журнал «Столица и усадьбы» 1916г.

«Была Сталинская дача, и я прожил 13 первых лет своей жизни в 100 метрах от нее. На самом деле, это дача фабриканта В.Г. Сапожникова, владельца текстильной ф-ки. Местность эта в целом называется Любимовкой. Рядом – усадьба купца Алексеева, отца К.С. Станиславского.
К Сталину дача не имела никакого отношения, но почему-то в 30-е гг. получила такое название. В обиходе ее называли просто Сталинской без добавления слова “дача”. Второе название – “Белая дача”. Причем, интересно, местные жители (жившие на ней или в непосредственной близости) называли ее только “Белой дачей”. А жители поселка Текстильщик и Тарасовки именовали “Сталинской”.
Можно было услышать: “Ты на Сталинской живешь?” – “Ну да, на Белой даче”.
Здание в 90-е было расселено, а затем, в скором времени, сгорело.»

Спасибо Владимиру Игоревичу за разъяснения.