14.10.2018

Бессмертный.

 

Первый документ:

Фамилия Бессмертный
Имя Яков
Отчество Тимофеевич
Последнее место службы 25 оштсб
Воинское звание техник-интендант
Причина выбытия убит
Дата выбытия 16.01.1945
Название источника информации ВК Московской обл.
Номер фонда источника информации Мытищинский РВК

Валентиновка, Полевая – 7

Второй документ:

Фамилия Бессмертный

Имя Яков

Отчество Тимофеевич

Дата рождения/Возраст __.__.1906

Дата смерти 16.01.1945

Страна захоронения Польша

Регион захоронения Мазовецкое воев.

Место захоронения Клещево р-н, г. Пултуск

Могила 69

Пултуск, это  город расположеный недалеко от Варшавы. Здесь находится большой мемориал советским солдатам, погибшим в боях за освобождение польских территорий от немецко-фашистских захватчиков. Количество могил 454. Захоронено всего 16643 Захоронено известных 3642. Захоронено неизвестных 13001. К огромному сожалению, мемориал находился в крайне запущенном состоянии.

Теперь еще раз вернемся к первому документу. Читаем: «Последнее место службы 25 оштсб». Думаю, что не все смогут расшифровать это сокращение. А за этими буквами скрывается название батальона: отдельный штурмовой стрелковый. Мы много слышали о штрафных ротах и батальонах, а вот о штурмовых знают не все.

Спустя почти год после создания штрафных подразделений, вышел приказ Народного комиссара обороны о создании офицерских штурмовых батальонов.

Это приказ народного комиссара обороны №ОРГ/2/1348 от 1 августа 1943г.
командующим войсками Московского, Приволжского и Сталинградского военных округов о формировании отдельных штурмовых стрелковых батальонов.  Начинается он словами:

В целях предоставления возможности командно-начальствующего составу, находившемуся длительное время на территории, оккупированной противником, и не принимавшему участия в партизанских отрядах, с оружием в руках доказать свою преданность Родине приказываю:

1. Сформировать к 25 августа с.г. из контингентов командно-начальствующего состава, содержащегося в специальных лагерях НКВД:
1-й и 2-й отдельные штурмовые стрелковые батальоны — в Московском военном округе,
3-й отдельный штурмовой стрелковый батальон — в Приволжском военном округе,
4-й отдельный штурмовой стрелковый батальон — в Сталинградском военном округе.
Формирование батальонов произвести по штату № 04/331, численностью 927 человек каждый.
Батальоны предназначаются для использования на наиболее активных участках фронта. (выделено мной – В.К.).

В приказе говорится о 4-х батальонах, в дальнейшем их число возросло до 29-и. 25-й отдельный штурмовой стрелковый батальон был сформирован 3.12.1944 и просуществовал до дня Победы 9.05.1945.

Теперь посмотрим третий документ, и из него нам становится ясно почему Яков Тимофеевич попал в штурмбат:

Фамилия Бессмертный

Имя Яков

Отчество Тимофеевич

Дата рождения/Возраст __.__.1906

Место рождения Украинская ССР, Винницкая обл., Томашпольский р-н, с. Антоновка

Дата и место призыва __.__.1941

Последнее место службы 39 сп 13 див.

Воинское звание техник-интендант 1 ранга

Причина выбытия попал в плен (освобожден)

Дата выбытия __.10.1941

Название источника донесения РГВА

Номер фонда источника информации 65

Из воспоминаний ветеранов:
«Поскольку основу таких батальонов составляли офицеры, имеющие не только военное образование, но и большой опыт ведения боевых действий, данные батальоны имели очень высокую эффективность. Однако стоит заметить, что и потери среди личного состава штурмовых стрелковых батальонов были очень высоки.
Ведь боевое применение ОШСБ в принципе не отличалось от боевого применения штрафников.
Согласно приказу: «…отдельные штурмовые стрелковые батальоны предназначаются для использования на наиболее активных участках фронта…». Для «штурмовиков» это означало только одно — воевать на самых тяжелых участках огневого рубежа передовой и кровью искупать свою «вину». И своей крови офицеры во искупление «вины» не жалели и пролили её предостаточно. Как вспоминал впоследствии один из военнослужащих штрафного подразделения: — «…людей хватало на один-два, редко на три серьезных боя. Практически никто во время наступательных боев более месяца в строю не держался (штурмбатовец Бессмертный продержался в строю 35 дней – В.К.)».

К примеру, 12-й ОШСБ 3-го Прибалтийского фронта лишь за несколько дней боёв выполнил свою задачу, но лишился 75% своего личного состава.

 «После боя нас осталось сто тридцать человек, включая легкораненых, не ушедших в санбат. Чуть больше десяти процентов от личного состава батальона, пошедшего в атаку 18 августа. Остальные были убиты или ранены. Нас вывели с передовой и отправили в 18-й ОПРОС, для восстановления в званиях и в правах. На всех штрафников (даже ветераны подчас путали штрафников со штурмовиками – В.К.) командованием батальона были заполнены боевые характеристики. Потом мы сдавали экзамен на знание Боевого устава Красной Армии, и только после этого нам вернули звания и выдали офицерские документы и погоны.»

Офицеры штурмовых батальонов не были осуждены военным трибуналом и офицерских званий не лишались. Интересно, что в документах они значались как «рядовые-офицеры».
 ” В их красноармейских книжках было записано — «красноармеец-лейтенант», «красноармеец-майор», «красноармеец-полковник».
 «Нас в армии называли штрафниками. Не было такого термина — «штурмбатовцы».А в батальоне все бойцы были в одном звании — «товарищ рядовой», и у всех штрафников, кроме взводных командиров, на гимнастерках были погоны рядовых. Но я к своим пулеметчикам обращался по имени-отчеству.»

Срок пребывания в штурмовом батальоне отличался от штрафбата и составлял согласно приказа не более двух месяцев. Покинуть штурмовой батальон можно было и не дожидаясь двух месяцев, для этого «рядовой-офицер» должен проявить исключительную доблесть, либо быть представленным к ордену. Надо отметить, что многие офицеры ввиду своей исключительной отваги досрочно покидали штурмовые батальоны.

” Офицеров, направляемых в штурмовые батальоны, никто не ставил в известность, на какой срок они идут в эту часть. Нам никто из начальства, из постоянного состава батальона, ничего об этом конкретно не говорил. На уровне слухов муссировалась цифра — 6 месяцев, но мы знали, что воюем до первого ранения или до своей гибели.Ну и за взятого «языка» могли освободить из штурмбата, об этом, кстати, нас как-то предупреждали.”

Как я уже говорил, мы очень мало знаем об отдельных штурмовых стрелковых батальонах. Но офицеры, прошедшие через эти батальоны вынесли на себе все тяготы, лишения и ужасы войны, проявив при этом исключительное мужество и героизм.
И вечная им память за это! Вечная память и нашему земляку Бессмертному Якову Тимофеевичу!