19.03.2015

Афанасьев С.Г.

Перед уходом на фронт отец сложил печь

Дорогая «Калининградка», пишет вам Маргарита Серафимовна Филичева, в девичестве Афанасьева. Пока ещё жива и кое-что могу вспомнить, решила написать о своём отце — Серафиме Григорьевиче Афанасьеве. Он воевал, погиб в 1944 году в возрасте 37 лет — год не дожил до Победы.
Только теперь, когда мне осталось жить совсем недолго по сравнению с прожитыми годами, ведь мне 86 лет, я очень хочу исполнить свой долг по отношению к папе. Делаю это ради своих правнуков, подрастающих в наше мирное время и, возможно, мало знающих о том, что ради нас погиб такой исключительно одарённый многими талантами их прапрадедушка. До войны он работал в Москве механиком на фабрике «Москвошвей». Отец сделал намало полезных изобретений, которые усовершенствали швейные машинки. Это был исключительно талантливый человек-золотые руки, всё мог сделать по хозяйству. Кроме того, хорошо играл на баяне, умел играть и на пианино, и на скрипке, писал маслом картины, большую часть которых раздарил друзьям.
Он был простым рабочим, как сейчас говорят, но был одарён многими талантами и очень многое знал и умел. У него с мамой был абонемент в Большой театр, где они прослушали много опер.
Родина послала его на фронт в самый трудный момент — в ноябре 1941 года. У отца была бронь, но, видимо, нашей стране было очень трудно в то время. С фронта отец часто писал нам домой письма-треугольнички и всё просил маму, чтобы она берегла детей. Если Господь позволит, он вернётся домой. Но в 1944 году пришла «похоронка», и мы осиротели.
Он был рядовым. Последнее письмо отца датируется 28 февраля 1944 года. Видимо, он успел написать домой перед большой атакой, как нам сообщил командир его части. Я и мой брат Дмитрий Серафимович Афанасьев храним память о нашем отце.
9 мая — День Великой Победы, великий праздник. Но это незаживающая рана в наших сердцах. 11 февраля 2015 года папе исполнилось бы 108 лет. В нашем городе есть замечательный мемориал, и там высечены имя, отчество, фамилия нашего отца Серафима Григорьевича Афанасьева.
Кроме того, в Книге Памяти (списки жертв Великой Отечественной войны) есть запись об отце: «Рядовой 1907 года рождения, призван из Московской области в ноябре 1941 года, РВК Мытищи. Погиб в бою 28 февраля 1944 года. Похоронен: Белоруссия, Жлобинский район Гомельской обл. Светлая ему память!»
Перед уходом на фронт отец за одну ночь сумел сложить из кирпича печь в неотапливаемой комнате. Кроме того, ещё раньше он выкопал на нашем садовом участке землянку, стены внутри которой сложил из брёвен.
Когда война приблизилась к Москве, начались бомбёжки. Мы боялись оставаться одни, и все жители нашего дачно-строительного кооператива «Новый быт» собирались в одной общей землянке, а она от нашего дома была на другом конце посёлка. В этом бомбоубежище было душно от тесноты, но зато не так страшно.
Наша мама Зоя Васильевна Афанасьева вырастила нас с братом. Невзирая на голод и холод, в школе мы учились очень хорошо.
Во время войны рядом с нашим домом было поле. Сначала там рос овёс, а затем поле распахали. На нём молодые военные стали тренироваться на танках. Потом там вырыли небольшие ямы, и в них поставили зенитки. Однажды был сбит самолёт противника, он долго падал, оставляя за собой огненный столб.
Мы, дети войны, старались не пропускать занятий в школе, хотя она находилась далеко от дома. На большой перемене нас кормили щами из крапивы (которые варили для нас родители) и маленьким кусочком ржаного хлеба, иногда с сахарным песком.
Много раз из школы мы ходили в госпиталь, где лежали раненые солдаты. Мы устраивали для них концерты: читали стихи, пели песни и танцевали. Солдаты были счастливы, благодарили нас и плакали, вспоминая своих деток. А мы плакали вместе с ними.
Три года подряд нас, школьников, посылали на всё лето на работу в колхоз. Там нам приходилось много трудиться, но зато к осени каждому выдавали за трудодни картошку, капусту и пшеницу. Мы занимались прополкой, окучиванием, поливом, сбором гусениц. Однажды из железного листа сделали тёрку с пробитыми большим гвоздём дырками, тёрли ею морковь и ели. Вот так и выжили. А ещё иногда на железной дороге у станции Болшево мы разгружали вагоны с дровами.
Я живу в Королёве 80 лет. Ветеран труда, ветеран войны, труженик тыла. Мой трудовой стаж 45 лет, работала старшим бухгалтером. У меня семь правнуков: четыре мальчика и три девочки, они родились от моих двух внуков — сыновей моего сына Валерия Филичева. Одни ребятки живут в Петербурге, другие — в Мытищах.
Молодому поколению хочу пожелать доброго здоровья, успеха во всём. И никогда не забывайте наших воинов, отдавших жизнь за Родину, чтобы мы могли спокойно жить, работать, строить новые дома, растить детей и быть счастливыми.
P. S. У моего отца был родной брат Алексей Григорьевич Афанасьев. Он тоже ушёл на фронт и тоже погиб. Однажды он заехал к нам в Болшево проститься, и мы — дети с мамой — провожали его до железнодорожной платформы в сторону Москвы.

Маргарита ФИЛИЧЕВА

Калининградка

  • Vladimir

    На ОБД “Мемориал” информации о Серафиме Георгиевиче нет.